О чём может рассказать одна единственная фотография?

О чём может рассказать одна единственная фотография?

АННОТАЦИЯ

Фотография может быть “немой”, если нам о ней ничего не известно. Однако в руках исследователя она раскроется и поведает свою историю. На этот раз – о пении и возможностях лечения больных туберкулёзом немедикаментозными методами.

Ключевые слова: туберкулёз, санатории, Кримулда, Янис Милзарайс, пение, хоры.


Во времена, когда из-за пандемии COVID-19 не прекращаются споры вокруг проведения Вселатвийского праздника песни и танца школьной молодёжи, моё внимание привлекла одна фотография, сделанная в санатории Кримулды и хранящаяся в фондах музея под номером MVM 43198 Ff 5211. Какое именно событие зафиксировано 28 августа 1927 года на фотографии нам неясно, но определённо известно, что оно связано с пением и именем Яниса Милзарайса (Jānis Milzarājs, 1897–1983) – учителя музыки Рижской 1-й основной школы и дирижёра хора молодёжной организации Латвийского Красного Креста. Янис Милзарайс учился в Музыкальном институте Петрограда, а позже – в Латвийской академии художеств в качестве вольного слушателя. Работал учителем в Рижской 27-й основной школе, Рижской 1-й основной школе и других учебных заведениях. В 1925 году начал обучение в Латвийской консерватории. Пожалуй, самой важной работой его жизни было создание в 1925 году школьного хора молодёжной организации Латвийского Красного Креста, которым он руководил все годы его существования вплоть до расформирования в 1940 году. Уже в Латвийской ССР он в разные годы руководил хорами Дворца пионеров, 2-й, 6-й и 7-й средних школ, Латвийского государственного педагогического института, Рижского медицинского института и Педагогического училища. Все эти факты рассказывают нам о запечатлённом на фотографии дирижёре. Но каков медицинский аспект отражённого на фотографии события?

В XIX веке и первой половине ХХ века заболеваемость туберкулёзом существенно выросла и стала одной из самых распространённых причин смертности во всём мире. Эта болезнь известна ещё с античных времён, но в XIX столетии широко затронула в основном бедных и обездоленных обитателей городов, разросшихся в ходе индустриальной революции. Причина болезни была выяснена только в конце XIX века, однако эффективные лекарства для лечения туберкулёза появились лишь в середине ХХ столетия. Врачи тогда чаще всего рекомендовали пациентам отдыхать, хорошо питаться и много времени проводить на свежем воздухе.

В середине XIX века в Европе и Америке появляются первые санатории, в которых страдающие от туберкулёза люди могли поправить своё здоровье, а в конце этого же столетия были организованы первые диспансеры – специализированные заведения для лечения туберкулёза. В 1854 году немецкий врач Герман Бремер (Hermann Brehmer, 1826–1889) открыл санаторий в деревне Гёрберсдорф, в Силезских горах, где главными методами лечения были полноценное питание и долгое пребывание на свежем горном воздухе. Первый американский санаторий для больных туберкулёзом лёгких открыл в Эшвилле (Северная Каролина) врач Джозеф Глейстман (Joseph Gleitsmann, 1840–1914). Десятью годами позже врач Эдвард Ливингстон Трюдо (Edward Livingston Trudeau, 1848–1915) на берегу озера Саранак в штате Нью-Йорк основал туберкулёзный санаторий “Адирондак Коттедж” (Adirondack Cottage Sanitorium), который стал одним из известнейших заведений такого типа в США.

Латвия здесь не была исключением. Чахотка (так раньше называли туберкулёз) была причиной почти двух третей смертей, вызванных болезнями [Grāvere, Rita. Informēts, ..]. Первая мировая война и её последствия только увеличили распространение болезни, а возможности молодого латвийского государства для борьбы с ней были весьма ограничены. “Понятно, что такая болезнь заставляла медиков искать лекарство от опасного врага, но как во врачебных практиках, так и в народной медицине мы находим неисчислимое количество средств от чахотки, почти все из которых являлись заблуждениями. У нас есть лишь лекарства, которые в определённое время течения болезни помогают организму самому бороться с чахоткой,” – писал тогда доктор Александр Аушкапс [Grāvere, Rita. Informēts, ..]. В Латвии, как и везде, врачи для улучшения состояния больных туберкулёзом также рекомендовали отдых, полноценное питание, солнечные ванны, закаливание на свежем воздухе. Первые санатории для лечения больных туберкулёзом в начале ХХ века открыло Видземское общество борьбы с туберкулёзом. После Первой мировой войны самую большую работу по лечению больных туберкулёзом и содержанию нескольких санаториев в Латвийской Республике провёл Латвийский Красный Крест, а в 1923 году было основано Общество борьбы с туберкулёзом.

В результате аграрной реформы было национализировано принадлежащее роду фон Ливенов поместье в Кримулде (Schloß Cremon), и в 1921 году оно перешло под контроль Латвийского Красного Креста. Под руководством профессора Яниса Янковскиса (1876—1925) здесь был основан первый костнотуберкулёзный санаторий в независимой Латвии. Так как воздушным и солнечным ваннам в лечении туберкулёза отводилась значительная роль, в 1927 году возле Кримулдского санатория была построена веранда для загорания, которая видна на фотографии.

Dita Blogs Attels Mvm 43198 Ff 5211

Связан с Латвийским Красным Крестом и запечатлённый на фотографии дирижёр Янис Милзарайс, который вместе с Романом Шмитсом в марте 1925 года явился к инспектору городских основных школ Риги Микелису Шталису с желанием
“организовать общий хор школьников основных школ, который мог бы выступать на утренниках, различных мероприятиях, песенных и детских праздниках, вечерах народной песни и т.д.” [Latvijas Jaunatnes Sarkanā .., 3. lpp.]. Школьная управа дала разрешение сформировать хор учеников основных школ под опекой молодёжной организации Латвийского Красного Креста. Руководимый Милзарайсом хор добился больших успехов, дав множество выступлений на высоком уровне. Он концертировал в церквях, на школьных юбилеях, детских праздниках, в рижских театрах, консерватории, на радио, был с гастролями в Эстонии, Литве, Дании и Швеции, постоянно выступал на мероприятиях Красного Креста и гостил в санаториях, в том числе и в Кримулде.

Хранящаяся в музее фотография демонстрирует то, что в санаториях Латвийского Красного Креста большое внимание уделялось не только восстанавливающей здоровье терапии, но и содержательному досугу пациентов и укреплению их духа. Помимо занятий ремёслами и ручной работой, организации мероприятий и гастролей, в санатории “Кримулда” происходило освоение музыкальных навыков и даже был сформирован свой детский оркестр.

Вместе с другими фотографиями о школьном хоре молодёжной организации Латвийского Красного Креста эту фотографию музею передала супруга дирижёра Эрика Милзарая.

Dita Blogs Mvm 43198 Ff 5211 2. Puse

Обратную сторону фотографии с датой и автографами украшает рукописное четверостишье:

Dziedāsim meitas, dziedāsim meitas
Nu iet puiši lielumā,
Pa pieci marki, pa seši marki,
Pats labais tēva dēls.

(“Споём, девицы, споём,
Вот идут, хвастаясь, парни –
По пять рублей, и по шесть,
А самый лучший – мой суженый.”)

Скорее всего, четверостишье – написанное под влиянием народных песен и посвящённое увековеченному на фотографии моменту стихотворение одной из участниц ансамбля пациентов Кримулды, которым дирижировал Милзарайс. Возможно, это был момент открытия новой солнечной террасы или репетиция хора. Возможно, это была попытка разнообразить пением ежедневное течение жизни пациентов или сеанс музыкальной терапии. А возможно, Янис Милзарайс помогал закрепить музыкальные навыки у детей Кримулдского санатория.

Эта фотография – не просто свидетельство события и эпохи. Она задаёт вопросы, ответы на которые мы ищем до сих пор. Возможно, тень прошедших лет так и не даст нам получить эти ответы, либо позволит описать их лишь в форме вероятности. Тем не менее, доступный в наши дни инструментарий позволяет ответить на вопросы, которые раньше было затруднительными или даже тупиковыми. И в Музее истории медицины имени Паула Страдыня, и в других фондах хранения есть множество артефактов, которые не только о чём-то свидетельствуют, но до сих пор ждут своих исследователей, которые сумеют приоткрыть завесу неизвестности и неопределённости на пути к новым открытиям.

Вероятно, в те годы врачи ещё не знали, но чувствовали, что пение способно помогать не только людям с лёгочными заболеваниями, но каждому – больному и здоровому. Регулярное пение увеличивает объём лёгких, помогает контролировать дыхание, активизирует сердечную деятельность, улучшает память и способность к концентрации, снижает уровень стресса и стабилизирует нервную систему, мобилизует способность организма бороться с тяжёлыми болезнями, преумножает позитивные эмоции, формируя атмосферу покоя и уверенности, способствует хорошему самочувствию.

В условиях пандемии COVID-19 по-прежнему существуют опасения, что пение близко стоящих в помещении людей способствует распространению вируса, если хоть один из певцов является его предсимптомным или бессимптомным носителем. Однако приближающееся лето и время солнцестояния зовут нас спеть на свежем воздухе с соблюдением всех рекомендаций медицинских специалистов:

“Es iegāju padziedāt
Zaļajā birzītē;
Tautas manu balsi dzird,
Neredz mana augumiņa.”

(“Я вошла попеть
В зелёную рощицу;
Люди голос слышат мой,
Меня самой не видя.”)

Пусть в дни летнего солнцестояния звучат красивые, громкие песни, а от них станет легко на сердце и будет ясным ум, укрепится здоровье и преумножится благополучие!


ЛИТЕРАТУРА

Grāvere, Rita. Informēts, tātad apbruņots… Skatīt: https://medhistrigensia.mvm.lv/2020/05/informets-tatad-apbrunots/

Latvijas Jaunatnes Sarkanā Krusta Skolēnu kora 5 gadu darbības atcere. Rīga, 1930.

Dita Klavina Copy

Дита Клявиня-Лауберте
Хранитель фондов сектора фото-, фоно-, кино- и цифровых документов


FacebookTwitter